Икари Синдзи. Старый жилой район.

Я поднимался по лестнице. Изнутри этот дом производил еще более худшее впечатление, чем снаружи. Мусор в каждом углу, который похоже никто никогда не убирал. Обшарпанные стены. Разбитые осветительные плафоны.

«Да тут вообще можно жить? Все, в самое ближайшее время выскажу Аянами мысль о том, что проживание в подобных условиях тоже негативно сказывается на здоровье. Или на ее здоровье это не сказывается? Ей вообще микробы повредить могут? Должны, вроде. Живая ведь».

С такими мыслями я подошел к нужной мне квартире. Здесь и жила Рей.

«Недолго она здесь жить будет», – решил я, безуспешно давя на кнопку домофона. Та просто проваливалась внутрь Икари Синдзи. Старый жилой район. корпуса.

«Раздавлю это здание нахрен. Евой раздавлю. А лучше подставлю под удар Ангела. Тогда с меня взятки гладки. А затем предложу Аянами переехать поближе к нам».

Я перестал давить на кнопку и просто постучал по двери. Та приоткрылась.

«Офигеть, здесь еще и замков нет!»

Как я заметил чуть позже – замок был. Просто дверь была не заперта. Я заглянул внутрь.

- Аянами?

Молчанье было мне ответом.

Я оглядел комнату. Она вполне соответствовала дому, в котором находилась. Бетонные стены без какого-либо намека на обои. Старый, грязный и выцветший линолеум на полу. Старая металлическая кровать с разложенной на ней школьной формой и нижним бельем. Маленький Икари Синдзи. Старый жилой район. холодильник в углу. Он же тумбочка. Письменный стол, который лет через десять можно будет считать антиквариатом. Если он не развалится к тому времени. Даже вместо ведра для мусора здесь была обыкновенная картонная коробка.

Я прошелся по комнате. Рей куда-то вышла, вряд ли надолго раз дверь не закрыла. Я подожду.

Еще раз окинув комнату взглядом, я заметил предмет который был явно лишним в гардеробе Рей. Очки. Они лежали на столе, в открытом футляре. Насколько я знал, Аянами очков не носила. Заинтересовавшись, я подошел поближе. Затем взял очки в руки. Что-то казалось мне в них знакомым Икари Синдзи. Старый жилой район.. Где-то я уже видел такие. Или похожие. Я повертел их в руках. И тут заметил надпись на внутренней стороне одной из дужек.

«Икари Гендо».

Да. Вот где я их видел. Командующий носил такие же очки. Но что они делали здесь?

От моих мыслей меня отвлек скрип входной двери. Я обернулся.

Там стояла Рей. Стояла в шлепанцах и полотенце, которым сейчас вытирала мокрую голову. И больше на ней ничего не было. Только редкие капельки воды по телу.

Увидев такую картину, я начал действовать на редкость быстро.

Закрыть глаза. Резко развернуться в противоположную сторону. И навсегда сохранить в памяти тот великолепный Икари Синдзи. Старый жилой район. кадр прекрасного тела.

«Извращенец».

В голосе в моей голове звучало презрение ко мне.

«Эстет и просто любопытный».

Я пытался оправдаться. Перед самим собой.

Кстати, по поводу любопытства... Я воспроизвел перед мысленным взором недавно запомненную картину. Меня всегда интересовала одна вещь...

Лицо приобрело густой красный оттенок. Уши двумя яркими факелами освещали пространство. Но теперь я знал точно – синеватый цвет ее волос был натуральным.

«Извращенец...»

В голосе слышалось уже не презрение, а удивление. Бескрайнее удивление степенью моей извращенности.



За спиной раздались шаги. Рей подходила ко мне.

«Ну что ж, за все хорошее надо платить. Сейчас со мной сотворят что-то очень Икари Синдзи. Старый жилой район. нехорошее».

Перед глазами маячило окно. Только то, что этаж был четвертым удерживало меня от прыжка сквозь оконное стекло. Мягкое постукивание шлепанцев прекратилось прямо за моей спиной. Я мысленно представил эту комнату замазанными кровью стенами и кусками разорванного тела по разным углам. Получилось весьма реалистично.

Что-то влажное и холодное коснулось моей руки. Я вздрогнул.

- Отдай, – раздался за спиной спокойный голос.

Тут я понял, что холодной и мокрой была рука Аянами и она пытается забрать очки, которые я держал в своей левой руке. Я аккуратно ослабил хватку на очках, после чего Рей немедленно выдернула их из моей руки. После чего Икари Синдзи. Старый жилой район. пошла к кровати и судя по звукам начала одеваться.

Я продолжал изображать соляной столб. Получалось весьма натурально.

- Зачем ты пришел? – вопрос был задан ее обычным спокойным тоном, будто ничего и не случилось. Я разлепил губы и ответил.

- Нам обновили пропуска. Я принес тебе твой.

- Оставь на столе.

Похоже мне только что вежливо предложили убраться из квартиры. Я выложил ее пропуск из кармана на стол, затем развернулся так, чтобы не видеть Рей и вышел из комнаты.

В голове была смесь из отвращения к себе и облегчения. Паршивая комбинация.

***

Я сидел на скамье возле дома Рей и ждал ее. Что бы Икари Синдзи. Старый жилой район. не произошло, у нее сегодня реактивация Евы и я был твердо намерен дождаться Рей. Несмотря на сегодняшнее происшествие. Та вышла примерно через десять минут. Бросила равнодушный взгляд в мою сторону.

- Тебя вот жду, – я поднялся на ноги.

Рей молча кивнула и пошла дальше. Я пошел рядом. До самого Геофронта мы добирались в полном молчании. Уже внутри я попытался завязать разговор.

- Рей, тебе не страшно? – ничего глупее и спросить было нельзя. Я уже сам знал ответ.

- Нет, – прозвучал спокойным голосом произнесенный ответ.

А чего я еще ждал?

- Почему? – еще один глупый вопрос, но ведь должен был я хоть что-то сказать?

- Твой Икари Синдзи. Старый жилой район. отец сказал, что перенастройка Евы завершена успешно. Я ему верю.

При этих словах я непроизвольно поморщился. Рей это заметила.

- Ты не веришь своему отцу?

Рей задала вопрос? Редко такое бывает.

- Он мне не отец, – я старательно копировал ее равнодушный тон.

- Это не так, – Рей просто доводила до меня информацию.

Пришлось дать подробное объяснение.

- Биологически – да, он мой отец. Но это не все, что делает человека отцом. Понимаешь, Рей, отец – это еще и тот, кто должен заниматься воспитанием, кто должен быть рядом, чтобы поддержать в трудную минуту. А командующий от меня избавился. Сдал родственникам на попечение. Он не принимал Икари Синдзи. Старый жилой район. участия в становлении моей личности. Таким образом можно сделать вывод, что он никак не проявил себя как отец в социальной сфере. А именно это и есть главное. Понимаешь?

Рей медленно кивнула. Дальше мы снова шли молча.

***

Ангар. Ева-00. И группа людей в комнате рядом. Там был я (это хорошо), Мисато (тоже хорошо), Акаги с группой техников (необходимо), заместитель Икари Гендо (нейтрально) и сам командующий Икари (чтоб он сдох).

Синхротест начался. Я спокойно смотрел на замершую в креплениях Еву. Глубоко внутри бился страх. Бился, пытаясь выбраться наружу. Бесполезно.

Акаги сосредоточенно следила за показаниями приборов, время от времени выдавая малопонятные Икари Синдзи. Старый жилой район. фразы. Мисато с затаенной тревогой смотрела на Еву. А по лицу командующего как всегда ничего было невозможно понять.

- Нервные соединения установлены!

«Ну вот началось».

- Отклонений в центральной нервной системе не зарегистрировано!

«Неужели все пройдет нормально?»

Слишком все хорошо было до последнего момента. Слишком. Я по опыту знал, что обычно за белой полосой идет черная. И сейчас я надеялся, что эта полоса не выпадет Рей.

- Ева-00 активирована!

Я с трудом подавил облегченный выдох. Не стоило показывать такие эмоции рядом с командующим.

Неожиданно заработал интерком:

- Внимание, к штабу приближается неопознанный летающий объект! Зарегистрировано излучение в синем спектре!

- Пятый Ангел, – подал голос заместитель Икари Синдзи. Старый жилой район. командующего. Фуюцки Козо, если не ошибаюсь.

- Ева-00 способна сражаться? – спросил Икари Гендо.

- Нет, у нее все еще есть проблемы с обратной связью, – я был очень рад этой фразе доктора Акаги.

- Ева-01? – командующий продолжал спокойно задавать вопросы. Будто и не приближалась к нам очередная напасть, готовая снести все на своем пути.

- Будет готова в течении трёхсот восьмидесяти секунд.

Я не стал дожидаться приказа и вышел из комнаты. И тешил себя мыслью, что я сделал это сам. Хотя какая разница, если в случае приказа я поступил бы так же?

Через десять минут я уже сидел в контактной капсуле своего Евангелиона. И Икари Синдзи. Старый жилой район. вновь ко мне пришла мысль, что я так и не придумал ему нормального имени. Назвать «Берсерком»? Нет. Не то. Евой я его тоже назвать не мог. Была очень четкая уверенность, что пол у него – мужской. Хотя никакого пола у этого существа, понятное дело, не было. Нужен был какой-то отличительный признак. Что-то, что отличало его от Евы-00. Номер? А что, почему нет?

«Ноль Первый».

Короткая мысль, адресованная Евангелиону.

«Я буду звать тебя – Ноль Первый».

Сработала стартовая катапульта. Я сосредоточился на предстоящем сражении. Два моих предыдущих боя я выигрывал только благодаря «Берсерку». Причем во втором случае я Икари Синдзи. Старый жилой район. непозволительно затянул с активацией этого режима. И чуть было не проиграл. В этот раз я не повторю подобной ошибки.

Я мысленно усмехнулся, внешне оставаясь спокойным.

«Сейчас я кого-то буду рвать на куски».

И уже привычным усилием воли открыл свой разум для Ноль Первого. Впустил в себя кровожадного монстра.

Позже, анализируя события, я понял, что именно это и стало моей ошибкой. Ошибкой, чуть было не стоившей нам всем жизни.


documentaubtlev.html
documentaubtspd.html
documentaubtzzl.html
documentaubuhjt.html
documentaubuoub.html
Документ Икари Синдзи. Старый жилой район.