Глава одиннадцатая. В тот же вечер, в десять часов, Молли тихонько выскользнула из отеля

В тот же вечер, в десять часов, Молли тихонько выскользнула из отеля. Миссис Тринкелбери осталась в вестибюле с бокалом розового напитка и пакетом крендельков в руках. Старушка пребывала в полном блаженстве — со всех сторон до нее доносились последние голливудские сплетни о вручении наград киноакадемии. Для нее так и осталось тайной, куда же на самом деле собрались Молли, Рокки, Петулька и Нокман. Выйдя на улицу, компания направилась к автобусной остановке, расположенной напротив гостиничных дверей. Молли и Рокки надели широкополые шляпы, скрывавшие лица Нокман нарядился в черный джемпер и черные брюки. В руках он нес небольшую брезентовую сумку — Молли полагала, что Глава одиннадцатая. В тот же вечер, в десять часов, Молли тихонько выскользнула из отеля в ней лежат инструменты.

— Вид у вас, гм, профессиональный, — заметила Молли.

— Плакотарю, — поклонился Нокман.

— Ни дать ни взять вор-домушник, — шепнул подруге на ухо Рокки. — Надеюсь, он все-таки выглядит не слишком профессионально. Мы не хотим привлекать внимания. Лучше я сам понесу инструменты.

Петулька принюхалась. В воздухе почему-то стоял запах множества собак. Она огляделась и увидела позади огромные очертания собачьей морды. Под мордой висела вывеска: «У Беллы. Салон красоты для пуделей и отель для собак». Петулька не понимала смысла этих слов, зато нюх у нее был отличный. Ее нос учуял Лабрадора, йоркширского терьера, бульдога и какого-то странного пса с Глава одиннадцатая. В тот же вечер, в десять часов, Молли тихонько выскользнула из отеля восточным запахом. Были там собаки и других пород, которые она не знала. А поверх всех этих запахов витал аромат шампуня, духов и ароматических масел. Здесь, несомненно, располагался собачий салон красоты. Петулька надеялась, что Молли, когда закончит все свои хлопотные дела, отведет ее сюда, вымоет и высушит феном.

— Тяв! — подала она голос, чтобы привлечь внимание Молли к своей находке. Но девочка ее не услышала. У нее в голове, будто змеи на роликовых коньках, кружились мысли одна другой страшнее.

Может быть, думала она, у Праймо Клетса в офисе работают и другие гипнотизеры — например, те громилы, что по ночам изображают охранников? Что делать Глава одиннадцатая. В тот же вечер, в десять часов, Молли тихонько выскользнула из отеля, если их поймают? Придется притвориться обыкновенными местными ребятишками, которые забрались в офис из чистого хулиганства. Но тогда где же их американский акцент? И как объяснить присутствие Нокмана, который будет маячить рядом, загипнотизированный, как пень? Молли казалось, что они собираются прыгнуть с лодки в море, кишащее акулами.

— Как ты думаешь, он не засиживается на работе допоздна? — встревоженно спросила она у Рокки.

— Не-а, — отозвался мальчик. — По ночам он выходит в свет со своими знаменитыми приятелями. Загипнотизированными звездами. Наверняка сейчас торчит в каком-нибудь модном ресторане.

И он сам, и Молли знали, что эта безобидная картинка не имеет ничего Глава одиннадцатая. В тот же вечер, в десять часов, Молли тихонько выскользнула из отеля общего со зловещей реальностью — с истинной личностью Праймо Клетса. Поэтому на душе легче не стало.

Из грустных размышлений друзей вывел бело-синий автобус шестьдесят седьмого маршрута. Он, пыхтя, подъехал к остановке, ребята вошли и купили билеты. Молли была рада, что внутри стоял полумрак и почти не было пассажиров, поэтому ее никто не узнал.

Автобус покатил на запад- По обе стороны дороги тянулись удивительные здания. Под названием «Приют Ковбоя» скрывалась бревенчатая постройка с неоновыми огнями на фасаде. Отель «Изумрудная Корона» был похож на свадебный торт, и зеленый ковер с его крыльца расстилался вдоль дороги, как пляж из травы на Глава одиннадцатая. В тот же вечер, в десять часов, Молли тихонько выскользнула из отеля берегу асфальтового моря. Плакат «Гандолли — в президенты!» висел возле громадного щита в форме ящерицы над музыкальным салоном «Отпадный Музон». Пурпурная рептилия в темных очках и с наушниками выглядела куда круче, чем ощерившийся улыбкой политик в ковбойской шляпе. Перед входом в клуб под названием «Виски-Эй-Го-Го» толпились азартные посетители. Афиша у дверей сообщала, кто выступает сегодня вечером.



— Ух ты! Хотел бы я туда попасть! — вздохнул Рокки.

Молли обратила внимание на человека, сидевшего под ярко освещенной вывеской «Здесь продаются звездные карты»

— Что такое звездные карты? — спросила она шофера

— Это карты, на которых показаны все улицы Беверли-Хиллз и Голливуда, с указанием, где живут Глава одиннадцатая. В тот же вечер, в десять часов, Молли тихонько выскользнула из отеля какие звезды, — ответил он, переставляя декоративные кактусы на приборной доске.

— Что? — изумилась Молли. — По этим картам можно отыскать дом любого артиста?

— Да, конечно. Можешь к ним подойти, посмотреть, как эти дома выглядят снаружи, только приближаться нельзя. Там повсюду охранники. А как же без них? Иначе поклонники проходу бы не давали. Молли была поражена.

— Мы уже в Беверли-Хиллз?

— Да. Видишь, какие тут обочины нарядные? Кругом цветы. А дальше — там еще красивее. Все аллеи пальмами усажены, лужайки у домов зеленеют, а если повыше в горы подняться — там у них целые поместья. Но мы едем к деловым кварталам.

Автобус проехал мимо Глава одиннадцатая. В тот же вечер, в десять часов, Молли тихонько выскользнула из отеля большого розового здания под вывеской «Отель „Беверли-Хиллз“».

— Одна ночь в самом дешевом здешнем номере стоит моей двухнедельной зарплаты, — сообщил шофер.

Вскоре они добрались до Вествуда,

— Рад был познакомиться, — попрощался водитель.

С тихим шипением двери автобуса закрылись. Словно избавившись от ненужного груза, автобус с облегчением покатил дальше по извилистой дороге. Молли, Рокки, Петулька и Нокман стояли на широком тротуаре у поворота на боковую улочку под названием Орхидейный проспект. В стороне, сверкая темно-синими стеклянными стенами, высился громадный особняк «Клетс-Центр» — главный офис Праймо Клетса. Молли тотчас узнала его. Плоскую крышу венчала гигантская золотая эмблема в виде огромного диска Глава одиннадцатая. В тот же вечер, в десять часов, Молли тихонько выскользнула из отеля — два черных когтя вертят и терзают золотую тарелку. Молли содрогнулась.

Напротив «Клетс-Центра» зеленел небольшой сквер с лимонными деревьями. Стараясь не привлекать внимания, Молли и Рокки повели Петульку с Нокманом к скамейке. Петулька начала принюхиваться. Место оказалось удачное. Отсюда было удобно наблюдать за входом в крепость Праймо Клетса.

— Странная у него эмблема. Как будто когти вцепились в монету, — заметил Рокки.

— Или черные языки пламени поглощают золотистый земной шар, — предположила Молли.

— Или еще страшнее — черные ресницы вокруг золотого зрачка. Но если ничего не знать о Клетсе, то этот символ выглядит просто причудливым, не больше.

— Как ты думаешь, Клетс еще Глава одиннадцатая. В тот же вечер, в десять часов, Молли тихонько выскользнула из отеля там или уже ушел? — спросила Молли.

— Выяснить это можно только одним способом…


documentaubffjl.html
documentaubfmtt.html
documentaubfueb.html
documentaubgboj.html
documentaubgiyr.html
Документ Глава одиннадцатая. В тот же вечер, в десять часов, Молли тихонько выскользнула из отеля