ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ

2412 год. Тайга. Температура: -100оС.

Юля, охотник Консорциума.

Никогда не думала, что вернусь сюда. Это снежное плато очернено смертью. Она ощущается во всем, просто теперь наша знакомая сменила свою черную мантию на настоящий белоснежный полушубок. Косой же её стала ледяная глыба.

Я бы отдала все, чтобы больше никогда сюда не возвращаться. Да и прокляла бы весь свет, знай я раньше, что мне еще предстоит тут оказаться. А теперь, когда мы вновь прибыли в тайгу, я прикусывала губу от злости. Или обиды, точно не знаю.

Стас, как обычно, вел нас вперед. Мы появились за пару километров от того места, где оказались в ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ этой тайге впервые. И я боялась только одного: увидеть саму себя без чувств. Увидеть себя и остальных, но больнее всего, я знала, мне будет увидеть Лину и Малого. Но все же шла в том же молчании, что и остальные.

Настроения не было. Нас было всего семеро, последних, что остались в группе «Йота». Я, Мария, Стас, Саша, Глеб, Серж и Сталкер. И мы всемером направлялись к тому месту, с которого все началось. Наш таежный квест.

Наверное, мы бы так и шли молча, если бы голос не подала Мария:

– Я не могу туда идти, – произнесла она тихо-тихо и остановилась. – Не могу!

Мы ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ тоже остановились и посмотрели на нее. По ее щекам уже бежали слезы.

– Я не могу смотреть на Линку или на Серёгу и понимать, что им суждено умереть.

К ней тут же подбежал Саша и приобнял, а я лишь услышала его тихий голос:

– Мария, давай успокаивайся.

– Да, нам всем тяжело, – поддержал Глеб. – Но это не повод расслабляться.

И тут Мария сорвалась:

– А кто здесь расслабляется?!

Она в два прыжка оказалась рядом с Глебом и выглядела устрашающе, тот невольно сделал пару шагов назад.

– Я бы сделала все, чтобы они не умирали, но не могу! НЕ МОГУ! – продолжала кричать ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ Мария. – Я бы горы свернула и чью-нибудь шею, но не допустила этого. Но что я могу? Одно неправильное действие и может быть, в итоге сейчас бы нас стояло не семь, а шесть или вовсе четыре. Каждое действие имеет последствие!

Эта тирада слов просто вырвалась из ее уст и пронеслась по округе. А мы стояли и не могли пошевелиться. Она была полностью права, хоть и переживала это очень тяжело.

После Серж все же справился со своим оцепенением и подошел к ней. Сначала положил ей на плечо руку и повернул к себе, а потом посмотрел ей в глаза и произнес ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ:

– Нам всем тяжело и мы все не хотели бы оказаться здесь вновь. Но мы здесь! И от этого уже никуда не деться. Нам дали приказ отыскать V. И мы его найдем. Именно из-за него мы оказались здесь в прошлый раз, а теперь нам дали второй шанс отыграться, – он сделал паузу и закончил свою речь: – Теперь мы знаем с чем столкнулись. Мы знаем своего противника и на нашей стороне преимущество. Осталось лишь поймать его и тогда все это закончится.

И тут я вставила свое слово, подходя к ним поближе:

– Ты должна понимать, что закончится это не полностью, но тем ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ самым мы узнаем правду, а значит, очистим свою душу от этой тяжкой ноши.

– Почему вы в этом так уверены? – произнесла Мария, но я сразу заметила, что ее голос стал спокойнее.

– Потому что, так у нас есть хоть какая-то надежда, что потом у нас не продолжится эта слепая погоня за тенями, что мы сами и взрастили, – договорил Стас. – На одном отчаянии и чувстве возмездия всю жизнь прожить нельзя. Эти чувства губительны, а значит, мы все надеемся, что рано или поздно мы сможем их заглушить, а после и заменить на более благоприятные.



На этом разговор закончился. Мария смогла вытереть свои ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ слезы и кивнула Стасу. Она услышала ответ и он ее удовлетворил. Мы продолжили путь.

Лежащие на снегу тела мы увидели еще издалека. Сложно было не заметить темные пятна на белом покрывале из снега. Они выделялись, будь ты даже близорук. И как только прозвучал радостный оклик Глеба:

– Дошли!

Все рванули вперед, а мы с Марией немного отстав плелись в хвосте, хотя бежали изо всех сил. Остановились метров за пять до лежачих тел нас самих же и боялись подойти ближе. Первой рванула Мария и ринулась не к самой себе, а к телу Лины. Упала перед ней на колени, схватив ее руку в ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ экзоскелете и принялась что-то наговаривать, как заведенная.

Самые любопытные подошли к своим телам, но Сталкер и Стас тут же подбежали к Марии. А я стояла одна и смотрела на эти десять бесчувственных тел. Внутри меня что-то затрепетало от страха. Почувствовала, как по моей щеке скатилась слеза и осталась на уголке губ. Слизнула ее и ощутила соленый привкус.

Я просто упала на колени и засмеялась, хотя смех мой был наполнен болью. Я прекрасно знала, что произойдет с этими десятью бесчувственных тел в будущем. Знала, так как сама успела пережить этот чертов таежный квест, в который теперь попала во ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ второй раз.

И теперь я точно хотела проклясть все, что только существует на земле, раз сама судьба решила так злобно пошутить надо мной и моими друзьями. Я смеялась и плакала, как сумасшедшая. На меня даже обратили свои взоры все парни, отвлекшись от Марии.

Но после мое сиюминутное помрачение сошло на нет. Я встала на ноги и ясно поняла для себя, что все мы изменились за все это время и очень сильно. Кто-то взрослеет рано, кто-то поздно, но мое взросление произошло именно сейчас.

Первым делом я подошла к своему телу и присела рядом с ним. Посмотрела на ту себя, какой ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ я была раньше. Бойкой и, самое главное, счастливой. Взгляни я тогда в зеркало, никогда бы не подумала, что я стану такой как сейчас. Время меняет людей. Нет, не время. Утрата. Да, так будет верней.

Затем я целенаправленно подошла к телу Малого. Все тот же Малой. Интересно, где ты сейчас? Что с тобой произошло? Каким ты стал? И жив ли ты еще или так же вместе с Линой и Серёгой покинул нас? На эти вопросы не было ответов, но я чувствовала, что рано или поздно получу на них ответы.

И в завершение своего пути среди бесчувственных тел ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ была Лина, руку которой все так же сжимала Мария, которую с двух сторон держали Стас с Сержем. Я посмотрела на нее и вспомнила, как нам было хорошо вместе. Как мы девчонками гуляли вечерами и обсуждали все на свете. Совсем еще девчонки. Но такие отважные, что были готовы дать присягу перед самой настоящей войной, приз в которой был в виде зооморфных фигурок.

Взглянула на Марию, а она наконец оторвала взгляд от Лины и посмотрела на меня. Она все прочла на моем лице и поднялась. Я поднялась следом. Мария крепко обняла меня, а я все еще слышала, как она приглушенно всхлипывает.

Мы все ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ – семья. Может не в том смысле, в котором обычно называют семьей, но в другом. Мы – одно целое. Родственники. Не по крови, но по Делу. И мы вместе разделяем общую боль и вместе отмечаем праздник души.

Один за всех и все за одного, как говорилось у мушкетеров. Так и у нас.

Мария еще раз всхлипнула, а затем произнесла так тихо, что услышала ее только я:

– Мы должны отомстить за них.

Я думала недолго и ответила так, как могла ответить только я теперешняя, с ноткой безжалостности и отсутствия сострадания:

– Отомстим. Обязательно отомстим. Дай только время…

* * *

Серж, охотник Консорциума.

От того места ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ, где мы появились впервые, то есть не мы, а другие мы, ушли достаточно быстро. В общем, все это теперь кажется таким запутанным. Вроде это мы, но и не мы вовсе. Мы-из-прошлого, вот. Так лучше звучит.

К чему-то вспомнился фильм «Мы из будущего». Эх, как хочется вернуться на Родину, но нельзя. Уже нельзя.

Так вот, посмотреть на себя самого, только из прошлого, вполне забавно. Сразу замечается щетина, которую неплохо было бы побрить или синяки под глазами, но у меня теперешнего. Странное все-таки это явление. Необычное, вернее сказать.

В общем, удалились мы от самих себя ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ достаточно быстро и прямиком по следам, которые явно оставил Виктор. Только каково было мое удивление, да и остальных из нашей группы, когда мы обнаружили не один след, а сразу два.

С Виктором явно кто-то был – и нам это стало очень интересно. Кто все это время оставался в тени?

Шли мы неспешно, да и идти в полную скорость никто не хотел. Многие были расстроены. Мария преисполнилась духом возмездия, а вот Юля наоборот стала холодной, как сталь.

Вела себя так, как никоим образом не вела себя раньше. Рассудительная, молчаливая и в какой-то степени холодная, как сама эта тайга с ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ ее снегами. Тут мне вспомнилась Снежная королева из сказки. Ох, и холодно же было Каю в ее ледовом дворце… Девушка-зима…

Я уже одубел на этом морозе, хотя, казалось бы, экзоскелеты наши значительно лучше тех, в которых нам представлялась возможность ходить раньше. Но я, честно, капитально подмерз, пока мы шли. Хотелось кружечку горячего шоколада или чая, на крайний случай.

М-м-м!

Уже даже запах предстал перед носом. Да, я бы хотел сейчас в тепло, и напиться чего-нибудь горячего. Тут же вспомнилась местная община ёхху, у которых мы гостили. У них, конечно, было не так комфортно, как хотелось бы, зато ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ так уютно, что я не прочь погостить у них еще раз. Но времени, увы, не было.

Отвлек меня от мыслей крик, донесшийся до меня и остальных моих друзей жутко приглушенным. Но даже в нем можно было услышать что-то тяжелое и грустное, если хотите.

Я попытался понять, что именно кричали, но первое, что пришло на ум, было «Малой». Слишком уж похожие были звуки, донесшиеся до нас.

Малой. Малой. Неужели, где-то там ты?

Этот вопрос, кажется, повис в умах у каждого из нашей группы. И именно этот вопрос заставил нас побежать. Сорвались с места все, и уже никто ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ не мог нас остановить. Где-то там мог быть Малой и, возможно, ему была необходима наша помощь.

Бежали недолго. И буквально через метров триста перед нами открылась большая пропасть, явно, образованная только что. Рядом с одним краем находился человек. Именно он кричал то, что, возможно, показалось нам как «Малой».

– Анализируй человека перед нами, – бросил Саша своему исину.

А тем временем, пока исин продолжал обрабатывать запрос, мы бежали к этому далёкому человеку.

Мы не знали, кто именно стоит перед нами: друг это или враг. Но были уверены, что именно в нем кроется разгадка этой тайны, перед которой мы столкнулись ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ.

– Субъект является Виктором Вайсом, – прозвучал Сашин исин в динамиках каждого экзоскелета.

Я краем глаза увидел, как только Стас услышал имя Виктора, он достал из кобуры пистолет и, не прицеливаясь, выстрелил. Следующими за ним этот маневр провернули Глеб со Сталкером и пистолеты забухали, выталкивая из себя патроны.

Виктор быстро обернулся и рванул в противоположную от нас сторону, огибая свежеобразованную пропасть. Бежал быстро и совершенно не предпринимал никаких мер противодействия нам. Просто бежал. А мы бежали за ним вслед, вдобавок подгоняя выстрелами.

Стрелять на бегу – достаточно тяжелое занятие. А стрелять метко – лично для меня вообще проблема, поэтому я даже не доставал свой пистолет из ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ кобуры. Зачем попусту тратить патроны?

Но на этот аргумент совершенно никак не отреагировали мои друзья и продолжили стрельбу. Еще ни одна пуля не угодила в цель, но скоро дичь попадет в капкан. Я чувствовал это. Знал об этом. И поэтому бежал изо всех сил.

Виктор вывел нас к ущелью, через которое и решил совершить свой побег. Пан или пропал, подумал я. Наверное, так же решил и сам Виктор. Либо он успеет преодолеть ущелье раньше нас, либо погибнет в нем, так как будет совершенно открыт. Да и бежать ему можно будет либо вперед, либо назад. Кажется, выбора у ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ него просто не было.

Но погоня продолжалась. Я краем глаза отметил, что девчонки бегут с такой же скоростью, что и остальные и ни капли не устали. Скорее всего, их вела какая-то совершенно иная сила.

Я подобной силой похвастаться не мог и если честно, уже немного начал терять дыхание. Все же бег никогда не был моим самым любимым занятием. Ладно еще пробежки по району в семь утра с друзьями. Но это когда было то? В прошлой жизни. Там и осталось.

Темп начали сдавать и Глеб со Стасом. Сталкер с Сашей и девчонками продолжали бежать так же резво, как ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ и начинали. А, возможно, даже еще быстрее.

Пули все так же летели в молоко, но их видно не жалели. Надеялись на авось и на то, чтобы хоть одна пуля угодила точно в цель. Но что бы там ни было, Виктор явно был счастливчиком.

А после я услышал недовольный возглас Стаса:

– Я точно попал в него. Говорю вам. И не в первый раз! – он кричал на бегу и я все же удивлялся, как он не потерял дыхание. – Никак не могу понять, что с ним не так.

Но даже после этого продолжал пальбу.

– Мы обязаны его взять! – вслед прокричал Сталкер.

И в нем словно ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ второе дыхание открылось. Он просто помчался за Виктором. Затем за ним устремилась Юля. А я решил, что негоже мне отсиживаться позади всех и выжал из себя оставшиеся силы. Уж из нас троих-то, хоть кто-то обязан поймать ублюдка.

Мы были ровно на полпути из ущелья. Виктор, ясное дело, ближе, но и ему еще оставалось где-то полкилометра. Тогда-то все и случилось.

Выстрел. Не такой, как из нашего оружия. Более громкий, словно бабахнули из пушки. С жутким грохотом, который к тому же разнесся по ущелью эхом. А вот потом все затихло. Стало так тихо, что ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ я слышал, как бьется мое сердце.

Выстрелы смолкли. А потом все остановились. Просто взяли и встали, как вкопанные. Никто не двигался. Даже Виктор. Он смотрел на нас, а мы на него. И стояли.

Повторюсь, но тишина была такая, что я слышал уже даже не свою сердце, но и Юльки, что была совсем рядом. Как громко стучат. Никогда такого не слышал.

– Что происходит? – отозвался Глеб и его голос отозвался так громко, словно он кричал что есть мочи.

И после этого крика стал нарастать шум. Мы еще не могли понять, что произошло. А когда поняли – тут же сорвались с места и понеслись прочь из ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ ущелья. Только теперь нашей целью был не Виктор, а личное спасение.

С краев ущелья сыпался снег и большие льдины, падающие на землю и разбивающиеся миллиардом осколков. Мы пытались маневрировать между ними, но понимали, совсем скоро нас всех накроет лавиной.

Виктор тоже бежал и у него, наверное, у единственного были реальные шансы спастись. Он был ближе всех к выходу из ущелья. Собери он все силы и сделай последний рывок и окажется в полной безопасности. И так, наверное, и будет. А я вместе с Юлей и Сталкером продолжали бежать впереди и поглядывать наверх.

И тут я увидел, как вниз ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ, словно пенка от горячего кофе, в ущелье скатывается снег. Он уже не кажется мягким и пушистым.

Это волна, готовая уничтожить все на своем пути. И вот эта волна закрыла нам сам небосклон, стало темно, словно ночью. Лавина была уже совсем близко и именно сейчас я задумался о том, что еще совсем недавно произнесла Мария.

Каждое действие приводит к своему последствию. Кто бы мог подумать, что перед верной смертью мне вспомнится теория хаоса о взмахе крыла бабочки. Вот и я не мог об этом подумать. По крайней мере, раньше.

Способен ли вызвать взмах крыла бабочки лавину, что сейчас обрушится ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ на наши головы? Вряд ли, а вот выстрел из пушки точно мог. И он это сделал, как печально бы это не звучало.

– Спокойно ночи, друзья! – лишь прокричал я напоследок и улыбнулся, так как, возможно, мне больше не представится такой шанс.

Лавина захлестнула меня и погребла под своими снегами. Возможно, навсегда, а может, и нет. Но это уже было не важно. Я в последние секунды своей жизни поверил, что просто ухожу спать.

Спокойной ночи…


documentauavgmr.html
documentauavnwz.html
documentauavvhh.html
documentauawcrp.html
documentauawkbx.html
Документ ТЕОРИЯ ХАОСА: ЭФФЕКТ БАБОЧКИ